Бетховен письмо к бессмертной возлюбленной

У бетховена была дочь. так ли это? | dw | 15.12.2020

Бетховен письмо к бессмертной возлюбленной

8 апреля 1813 года в Вене родилась девочка. При крещении ей было дано имя Мария Терезиа Сельма Арриа Корнелия Минона (Maria Theresia Selma Arria Cornelia Minona). И вряд ли судьба этой женщины заинтересовала бы кого-нибудь спустя два столетия, если бы не одно обстоятельство.

Существует предположение, что Минона фон Штакельберг (Minona von Stackelberg) была дочерью знаменитого композитора.

И чем ближе надвигается 250-летний юбилей Людвига ван Бетховена (Ludwig van Beethoven, 1770-1827), тем острее желание разгадать, каким же он был на самом деле, этот легендарный композитор.

Письмо, с которого все началось

Сенсацией это, конечно, не назовешь. Еще весной 1827 года его биограф и близкий друг Антон Шиндлер (Anton Schindler, 1795-1864) нашел это письмо в ящике письменного стола после смерти Бетховена, вместе с акциями и миниатюрными портретами двух неизвестных дам. Это было письмо “Бессмертной возлюбленной”.

Потребовалось приложить немало усердия, чтобы расшифровать почерк немецкого композитора. И вот содержание письма стало доступным музыковедам, а позднее и широкой общественности.

Но кому были адресованы строки страсти, написанные карандашом на десяти страницах: “Ангел мой, жизнь моя, мое второе я… Разве любовь может существовать без жертв, без самоотверже­ния; разве ты можешь сделать так, чтобы я всецело принадлежал тебе, ты мне, боже мой!”

Ответить на этот вопрос не так просто. Сам Бетховен был небольшого роста, статностью и безупречной красотой не обладал, но это не мешало ему постоянно влюбляться. И любовь его была не безответной. Бетховен был не только любвеобильным, но и любимым женщинами.

Для него любовь была потребностью, источником вдохновения, и дамы это чувствовали. Поэтому до сих пор так и неизвестно, к кому было обращено это страстное послание.

Среди возможных адресатов исследователями указывались настоящие красавицы того времени, которые еще при жизни стали претендентками на звание “бессмертной возлюбленной” великого композитора.

В венском обществе Минона слыла дамой со странностями

История с возлюбленной покрыта тайной. Неизвестно, было ли письмо отправлено и получал ли его адресат. Из неразборчивого почерка композитора удалось установить следующее. Письмо было датировано утром и вечером понедельника 6 июля.

Несмотря на отсутствие года, можно предположить, что оно было написано в 1812 году, когда Наполеон начал свое наступление на Россию, а 41-летний Бетховен находился в санатории в Теплице. Он был заездом и в Карлсбаде (сегодня – Карловы Вары).

Поблизости в то же самое время могли находиться две дамы из ближайшего окружения Бетховена – Антониа Брентано (Antonia Brentano) и графиня Жозефина Брунсвик (Josephine Brunsvik). Обе выступали как предполагаемые кандидатки на роль таинственной “бессмертной возлюбленной”.

Ученые долго спорили о том, кому же на самом деле было адресовано послание, разбившись на два лагеря. “Сторонники” Жозефины со временем одержали верх.

Однако ни ту, ни другую версию нельзя назвать однозначной. Жозефина Брунсвик де Коромпа очаровала немецкого композитора, когда ей было 19 лет. В Вене Бетховен преподавал ей и ее сестре Терезе, которая в него тоже успела влюбиться, игру на фортепиано.

Когда Жозефина вышла замуж за графа, Бетховен сильно переживал. Страсть между композитором и графиней вспыхнула вновь после смерти ее мужа графа фон Дейм в 1804 году (Graf von Deym). В 1970-е годы была обнаружена любовная переписка между композитором и вдовой.

Письма были написаны в период с 1804 по 1809 годы и по стилю очень напоминали письмо “бессмертной возлюбленной”. Вскоре Жозефина разорвала отношения с Людвигом, но, возможно, влюбленные не смогли окончательно порвать все связи и сошлись вновь спустя какое-то время.

Чей был ребенок?

Жозефина Брунсвик была женщиной любвеобильной. Она прожила 42 года. У нее было восемь детей, от разных мужчин. Два ребенка родились вне брака: ее дочери Мари Лаура и Эмилия.

Любопытно, что отцами девочек были преподаватели, которые обучали детей в семье Брунсвик: Кристоф фон Штакельберг (Christoph von Stackelberg) и Карл Эдуард фон Андреан (Karl Eduard von Andrehan). Как и Бетховен, смеем заметить.

В 1812 году Жозефину покинул ее второй супруг. Она находилась в крайне растерянном состоянии, писала ее сестра Тереза.

Девять месяцев спустя после того, как было написано уже упомянутое письмо, в начале апреля 1813 года на свет появилась Минона, седьмой по счету ребенок Жозефины. Официально отцом ребенка стал Кристоф фон Штакельберг, с которым на тот момент Жозефина состояла в браке. Но девочкой она совсем не интересовалась. Она фактически “подарила” ее своей сестре Терезии.

Позже отец забрал Минону вместе с ее сестрой Мари у матери и воспитывал их в строгости в Эстонии. Девочки росли в изоляции от общества. И только после смерти Штакельберга Минона смогла вернуться в Вену, где она прожила до самой смерти. Женщина скончалась, когда ей было 84 года. Ее отличительной чертой был балтийский акцент.

И в венском обществе она слыла дамой со странностями.

Сцена из оперы “Минона” в Регенсбурге

Печальная судьба Миноны вдохновила живущего в Германии эстонского композитора Юрия Рейнвере на создание оперы. В январе 2020 года в немецком городе Регенсбурге состоялась премьера оперы “Минона”. Юрий Рейнвере, собирая материал для своей работы, наткнулся на интересные детали.

Оказывается, Минона была одаренным музыкальным ребенком. И у девочки был своенравный характер. Она пыталась противостоять суровым методам воспитания своего отца, но ее характер был сломлен.

Эстонский композитор показывает печальную историю жизни Миноны, на которую оказали влияние двое мужчин-идеалистов – Штакельберг и Бетховен.

И кто же все-таки был отцом Миноны? На ее детских фотографиях исследователи находят сходство с великим композитором. Но эта тайна, похоже, так и останется тайной и для будущих поколений.

  • Строго придерживаться определенного режима дня было одним из главных правил немецкого композитора и пианиста Людвига ван Бетховена (Ludwig von Beethoven). Так, ежедневно после обеда он в любую погоду отправлялся на прогулку, причем всегда брал с собой лист бумаги и карандаш. Пребывание на свежем воздухе давало возможность лучше концентрироваться и еще более продуктивно работать.
  • Для продуктивной работы распорядок дня очень важен. Очередное свидетельство тому – книга американского журналиста и писателя Мейсона Карри “Режим гения: Распорядок дня великих людей”. В ней описаны особенности образа жизни людей, зачисленных историей в разряд гениев. Американский писатель и нобелевский лауреат Уильям Фолкнер, например, во время работы никого не пускал в свой кабинет.
  • Американский писатель, журналист и общественный деятель Марк Твен тоже не позволял никому тревожить его во время работы, иначе он просто не мог сконцентрироваться. Он строго-настрого запрещал даже членам семьи не только переступать порог своего кабинета, но и приближаться к нему. В случае если Твен был по какой-то причине срочно нужен, домашним следовало трубить в горн.
  • Австрийский психолог, психиатр, невролог, основатель психоанализа Зигмунд Фрейд (Sigmund Freud) придумал рецепт, позволявший ему сосредотачивать внимание исключительно на работе и не отвлекаться по мелочам. Секрет был прост: каждое утро жене Фрейда, Марте (Martha Freud), следовало подбирать для супруга костюм и аксессуары, вплоть до носовых платков, и даже выдавливать пасту на его зубную щетку.
  • Датский философ, теолог и писатель Серен Кьеркегор начинал свой день с того, что садился за письменный стол, а в полдень отправлялся на длительную прогулку. На свежем воздухе ему лучше думалось. Чтобы не забыть осенившие его мысли, сразу же по возвращении домой Кьеркегор, даже не снимая плаща и шляпы и не отложив в сторону зонтик, бросался записывать свои оригинальные идеи.
  • Австрийский композитор и музыкант-виртуоз Вольфганг Амадей Моцарт (Wolfgang Amadeus Mozart) всегда вставал не позднее шести часов утра. Его день был заполнен до предела: сочинение музыки, уроки детям богатых горожан, концерты, общественная деятельность. Ложиться спать приходилось очень поздно. Но иной жизни Моцарт себе не представлял.
  • Американский писатель, журналист, нобелевский лауреат Эрнест Хемингуэй каждый день поднимался с постели с рассветом и тут же принимался за работу. По утрам, когда воздух был особенно чист и прохладен и никто не беспокоил, ему писалось лучше всего. Хемингуэй придумал таблицу, в которую в конце дня вносил количество написанных за прошедший день слов – “чтобы самого себя не обманывать”.
  • Австрийский композитор и дирижер Густав Малер (Gustav Mahler) просыпался с первыми петухами, на скорую руку завтракал и брался за творчество. Он не выносил, когда его что-либо отвлекало от работы. И супруга Малера, до замужества сама сочинявшая музыку, не осмеливалась садиться за фортепиано, а еще она предлагала соседям билеты в оперу, если они будут держать своих собак взаперти.
  • Художник, продюсер, дизайнер, писатель, коллекционер, издатель, кинорежиссер – в одном лице. Американец Энди Уорхол отличался удивительной работоспособностью. Каждое утро он начинал с того, что звонил своему другу и соавтору Пэт Хэкет и сообщал о сделанном за прошедшие сутки. “Устный дневник” отнимал порой два часа. Пэт записывала сказанное, а потом распечатывала текст на пишущей машинке.
  • Испанский художник, скульптор, график и дизайнер Пабло Пикассо поздно ложился спать и поздно вставал. За работу принимался после обеда, а заканчивал трудиться затемно. В студию, где он творил, без разрешения нельзя было входить никому. От бытовых проблем Пикасо предпочитал отгораживаться. В пищу потреблял только овощи, рыбу, рис и виноград, а пил лишь минеральную воду. Наталия Королева

Любовные письма Бетховена – Год Литературы

Бетховен письмо к бессмертной возлюбленной

любовные-письма-Бетховена

ГодЛитературы.РФ

Издание наследия классических композиторов – особая отрасль издательской деятельности. Она появилась очень давно – и остается чрезвычайно консервативной.

Потому что когда какой-нибудь серьезный оперный театр решает поставить оперу Верди, а академический оркестр сыграть симфонию Брамса – они не скачивают ее ноты в интернете, а обращаются в то самое издательство, в котором еще с XIX века хранятся оригиналы, заверенные самим Брамсом или Верди.

И оно за очень большие деньги предоставляет авторизованные партитуры.

В России эту функцию выполняет фирма “П. Юргенсон”, ставшая в советское время издательством “Музыка”. Помимо собственно нот, оно выпускает порой и буквы.

Только что оно закончило выпуск полного собрания писем Бетховена в четырех томах. Подобное научное издание предпринимается в России впервые. Оно включает в себя документы и письма с 1787 года до последних лет жизни композитора.

“Письмами бессмертной возлюбленной” в музыковедении принято называть ряд писем, которые 31-летний Бетховен в 1801 году адресовал шестнадцатилетней графине Джульетте Гвиччарди (итал. Giulietta Guicciardi). Композитор посвятил ей “Лунную сонату” – но в то время, когда Бетховен давал ей уроки, графиня была уже помолвлена с будущим мужем, графом Га­ленбергом.

Из книги “Людвиг ван Бетховен. Письма”. В 4 томах. — М.: Музыка, 2017

Фрагмент предоставлен издательством «Музыка»

Теплиц, 6 и 7 июля 1812

Мой ангел, мое всё, мое я 2 . Лишь несколько слов сегодня, и именно карандашом (твоим).

Только до завтра точно установлено место моего проживания; как бессмысленно теряется время на такие дела! — К чему эта глубокая печаль, когда говорит необходимость? Разве может существовать наша любовь без принесения ей жертв, не требуя отдачи всего? Разве можешь изменить ты то, что ты не всецело моя, я не всецело твой? О Боже, взгляни на чудесную природу и успокой свою душу тем, чему должно быть3. Любовь требует всего, и с полным правом, а это означает: мне быть с тобой, тебе — со мной. Только ты так легко забываешь, что я должен жить для себя и для тебя; будь мы полностью соединены, ты бы этим мучилась не более, чем я. — Мое путешествие было ужасным, и я сюда прибыл только вчера утром в четыре часа. Из-за нехватки лошадей почта избрала другой маршрут; но какая ужасная дорога; на предпоследней станции меня предостерегали от ночной поездки, пытались запугать переездом через лес, но это меня лишь подзадорило, и я допустил ошибку — на такой ужасной дороге карета не могла не сломаться: непроезжая и изрытая проселочная дорога. Когда бы не такая пара почтальонов, я бы застрял посредине пути. — Эстергази постигла такая же участь, хотя он ехал по другой, обычной дороге, причем в карете, запряженной восьмеркой, а не четверкой лошадей, как у меня4. — Впрочем, отчасти я и тут получил удовольствие, как всегда, когда мне удается счастливо что-нибудь преодолеть5. — Теперь быстро от внешнего к внутреннему. Мы, наверное, вскоре увидимся, сегодня я не могу еще поделиться с тобой соображениями насчет своей жизни, пришедшими мне на ум этими днями. Будь наши сердца неразлучно соединенными, у меня, конечно, подобные мысли не возникали бы. В груди моей скопилось многое, что надо тебе сказать, — ах, бывают минуты, когда я убеждаюсь, что слова — совершенное ничто6. Будь бодрой — оставайся моим верным единственным сокровищем, моим всем, как я твоим; остальное, что должно с нами статься и чему надлежит произойти, да ниспошлют Боги.

Твой верный Людвиг

В понедельник вечером 6 июля

Ты страдаешь, мое самое драгоценное существо. Только что я узнал, что письма необходимо сдавать рано утром. Понедельник — четверг — вот единственные дни, когда почта идет отсюда в К.7 — Ты страдаешь. — Ах, где бы я ни был, ты со мной.

С собою и с тобой я беседую, представляю себе возможность своей жизни с тобой; какая жизнь!!!! О!!!! Без тебя — повсюду меня преследует благорасположение людей, которого, мне думается, я столько же мало стремлюсь заслужить, сколько мало и заслуживаю. Унижение человека перед человеком больно меня ранит.

И когда я себя рассматриваю во взаимосвязи со вселенной, то что же представляю собой я и что — тот, кто наречен Величайшим? И все же в этом снова проявляется божественная сущность человека8. — При мысли, что первое известие от меня ты получишь, пожалуй, только в субботу, я плачу9. — Как бы ты ни любила меня, я люблю тебя все-таки сильнее10.

— Но никогда от меня не таись — спокойной ночи. Как принимающему ванны, мне пора спать. Ах, Боже, — так близко! так далеко! не является ль наша любовь истинно небесным строением, столь же прочным, однако, как и небесная твердь11.

Доброго утра 7 июля

Еще лежа в постели я стремился мыслями к тебе, моя бессмертная возлюбленная12, — то радостными, то снова грустными, — ожидая ответа судьбы, внемлет ли она нам. Жить я могу, либо находясь вместе с тобой всецело, либо никак.

Да, я решил скитаться вдали до тех пор, пока не смогу прилететь в твои объятия и, найдя у тебя безраздельно родной очаг, послать свою душу, обвитую тобою, в царство духов. — Да, к сожалению, так должно быть.

— Ты совладаешь с собой, тем более что ты знаешь мою верность тебе; никогда ни одна другая не сможет завладеть моим сердцем, никогда — никогда! О Боже, почему надо отдаляться от того, что так любимо; и все же моя жизнь в В[ене], какова она теперь, — это жалкая жизнь.

— Твоя любовь меня сделала одновременно счастливейшим и несчастнейшим. В мои годы я уже нуждаюсь в известной размеренности, ровности жизни, а возможно ли это при наших отношениях? — Ангел, сейчас я узнал, что почта уходит ежедневно, и для того чтобы ты скоро получила письмо, я должен заканчивать.

Будь покойна — только путем спокойного рассмотрения нашего бытия можем мы достигнуть нашей цели, совместной жизни. — Будь покойна, — люби меня. — Сегодня — вчера — какая тоска и слезы по тебе — тебе — тебе — моя жизнь — мое всё, — прощай — о, продолжай меня любить — никогда не суди ложно о верном сердце твоего возлюбленного.

Навеки твой

Навеки мой

Навеки нам13.

Л.

1 Относительно предположений по поводу адресата письма и обоснования датировки см. раздел во вступительной статье к данному тому. Автограф письма хранится в НГБ в Берлине и неоднократно воспроизводился в виде факсимиле (первая и последняя страницы письма воспроизведены в изд.: ПБ 2, с. V).

2 Ср. с письмом к Жозефине Дейм от весны 1805, которое кончается словами: «Будь здорова, ангел моего сердца, моей жизни» (том 1, письмо 115). Только в обращениях к Ж. Дейм и к Бессмертной возлюбленной Бетховен употреблял выражения такого рода.

3 Эта сентенция о связи созерцания природы с осознанием долга перекликается с записью, сделанной Бетховеном в его разговорной тетради от февраля 1820: «Звездное небо над нами, моральный закон в нас. Кант!!!!» (BKh 1. S. 235).

4 П. Эстергази приехал в Теплиц тоже из Праги. 8 июля 1812 он написал из Теплица в Вену письмо Меттерниху.

5 Ср. с письмом семнадцатилетнего Бетховена к Й. У. Шадену, в котором тоже звучит мотив преодоления препятствий, игравший столь важную роль как в жизни, так и в творчестве великого композитора (том 1, письмо 1).

6 Ср. с письмом к Жозефине Дейм от весны 1805 (том 1, письмо 113).

7 Как установлено М. Унгером, почта из Теплица в Карлсбад уходила в 8 часов утра. Вероятно, с этим мотивом письма к Бессмертной возлюбленной связан набросок «Почтальон из Карлсбада», записанный на 87-й странице «петтеровской» книги эскизов.

8 Этот философски-романтический эмоциональный взлет тоже перекликается с «Критикой практического разума» Канта, особенно с Заключением «Критики», трактующим вопрос о всеобщей и необходимой связи человека со вселенной, о ничтожности человека как «животной твари» и о его возвышенности как мыслящего существа, как личности, перед которой моральный закон открывает «жизнь, независимую от животной природы» (Кант И. Соч. Т. 4. М., 1966. C. 500). Особенно примечательна прямая связь, в которую Бетховен ставит суждение о человеческой сущности с замечательным тезисом: «унижение человека перед человеком больно меня ранит». Насыщенность комментируемого письма литературными и философскими аллюзиями говорит о том, что Бессмертная возлюбленная была духовно зрелой и хорошо образованной женщиной.

9 Ближайшая почта, как думал Бетховен в понедельник вечером, должна была отправиться в Карлсбад только в четверг 9 июля.

10 Ср. с письмом к Жозефине Дейм: «Я люблю Вас так, как Вы меня не любите» (том 1, письмо 117).

11 Ср. с письмом к Ф. Вегелеру от 1795 года, в котором говорится о храме священной дружбы, который будет «прочно, вечно стоять, и ни случайность, ни буря не смогут пошатнуть его устои» (том 1, письмо 15).

12 Именно данное обращение послужило поводом именовать комментируемое письмо «Письмом к Бессмертной возлюбленной».

13 В оригинале «ewig uns». Как отметил Фриммель, это сочетание слов звучит неожиданностью («überraschend») для любого знатока немецкой литературной и разговорной речи (BHdb 2. S. 351). Бесплодными и ненужными явились бы поэтому попытки осмысленного перевода этих слов на другой язык.

Бетховен письмо к бессмертной возлюбленной

Бетховен письмо к бессмертной возлюбленной

Слушая и наслаждаясь «Лунной» сонатой гениального композитора, мало кто задумывается при этом, какая личная драма стоит за каждой нотой, за каждым тактом этого знаменитого произведения. Он всю жизнь грезил любовью, лелея мысль о женщине, которая станет его Музой, его судьбой и матерью его детей. Но, увы, не сложилось.

Невзирая на то, что Бетховен постоянно жил в состоянии влюбленности, к сожалению, он с тем же постоянством выбирал не тех женщин.

Это были то знатная аристократка, жениться на которой Бетховену не позволял статус, то замужняя женщина, а то привередливая самолюбивая певица.

Но чаще всего Бетховен влюблялся в своих юных учениц, которые мимолетом увлекались маэстро и упорхали от него как бабочки к другим.

Через страдания к признанию

В декабре 1770 года в Бонне родился Людвиг ван Бетховен в семье пьющего придворного певца-тенора. Годы детства будущего гения были самыми тяжелыми в его жизни.

 Его отец, деспотичный и грубый человек, обнаружив у своего 4-летнего сына уникальные способности к музыке, решил сделать из него музыкального вундеркинда.

В то время в Европе уже гремело имя 17-летнего Моцарта, и это подогревало желание отца также зaработать на таланте своего отпрыска.

С того момента и началась горькая наука Людвига. Родитель заставлял малыша упражняться до изнеможения и избивал за малейшее непослушание.

Изо дня в день, с утра до ночи он сидел за клавесином, разучивая различные упражнения, переписывая партитуры, упражняясь в игре на скрипке, изучая теорию музыки.

А когда у мальчика чего либо не получалось, отец в воспитательных целях запирал его в холодный чулан.

Плоды отцовского просвещения не заставили себя долго ждать. В восемь лет мальчик стал зaрабатывать на жизнь концертами. К десяти годам он уже виртуозно играл на фортепиано и был принят органистом в один из центральных городских соборов.

Оставив в одиннадцать лет занятия в школе, он самостоятельно выучил итальянский, французский и латынь, а по ночам зачитывался древнегреческими философами и Шексипром.

В тринадцать Людвиг играл на скрипке, альте и виолончели в капелле при монаршем дворе.

При этом, будучи лишенным тепла и родительской ласки, подросток оставался вечно угрюмым, нелюдимым и замкнутым. Лучиком света в его жизнь вошел органист придворной капеллы, мудрый и добрый наставник Кристиан Готлиб Нефе. Именно он научил будущего композитора древним языкам, философии, литературе, истории, этике, а еще научил разбираться в человеческой жизни.

17-летнему Бетховену-младшему распоряжением архиепископа, была передана зарплата отца, который окончательно спился, и его обязанности в городском оркестре. И юноша стал фактически главой семьи, вернее тем, что от нее осталось.

К тому времени мать и несколько старших ее детей умерли от туберкулеза, и на попечении Людвига осталось младшие братья и пьяница отец.

Поэтому, когда молодому музыканту представилась возможность поехать учиться в Вену, он с радостью покинет Бонн, город своего детства, тяжелые воспоминания которого всю жизнь будут бередить ему душу.

Бетховен в юности казался очень странным, впрочем, таким он оставался и до конца своих дней: одеваясь во что придется, иногда даже в лохмотья, ходил по улицам, размахивая руками, будто дирижируя, и бормоча под нос музыку.

В его доме всегда царил чудовищный беспорядок: во всех углах разбросанные пачки нотной бумаги, чернильницы, хаотически расставленная мебель. Однако наиболее всего поражал рояль, из которого, во все стороны торчали лопнувшие струны.

Инструменту сложно было выдерживать манеру игры композитора, преисполненной неистовой мощи и страсти. А Бетховену совершенно было плевать на внешнюю сторону жизни, его интересовало только творчество.

Страшный недуг

Наверное, нет ничего страшнее для музыканта, нежели потерять слух. Именно такой недуг настиг гениального композитора.
26 лет он начал стремительно терять слух. У него начал развиваться тинит — воспаление внутреннего уха, приводящего к звону в ушах. По совету докторов он уединился в пригороде Вены.

Однако покой и тишина никак не улучшили его самочувствия. Бетховен начинает понимать, что его глухота неизлечима. До 40 лет он еще улавливал высокие ноты, а к 48 — наступила полная потеря слуха. Маэстро был в жутком отчаянии и близок к самоубийству.

Но взял себя в руки: «Это же глупость — оставить мир раньше, чем я выполню все, к чему ощущаю призвание».

« В течение двух лет я избегал почти всех общественных мероприятий, потому что это было выше моих сил — сказать людям, что я не слышу,— писал он.- Если бы у меня была другая профессия, было бы легче, но в моей профессии это катастрофа».

Его музыка с каждым годом становится все меланхоличнее и тревожнее. Писал он свои шедевры, зажав в зубах карандаш, другой конец которого упирался в корпус рояля.

Благодаря такому прикосновению Бетховен чувствовал вибрации инструмента. Он не мог больше выступать с концертами — но продолжал сочинять гениальную музыку.

Искусствоведы утверждают, что свои самые прекрасные произведения он написал, когда слышал звуки только в своей голове…

И без того суровый и вспыльчивый характер композитора стал еще невыносимей. В своих дневниках он писал, что чувствует, как мир ускользает от него. Он перестал встречаться с друзьями и появляться в свете, скрывая от всех идущую за ним по пятам болезнь.

Джульетта Гвиччарди: любовь гения и кокетки

Однако всё неожиданно поменялось в его жизни, когда в нее вошла она, 17-летняя аристократка итальянского происхождения Джульетта Гвиччарди, приехавшая в Вену из провинции. Девушка, мечтая стать пианисткой, искала себе достойного учителя, а лучше, нежели Бетховен, было не найти.

И нужно сказать, что при всей своей строгости Бетховен был неравнодушен к женской красоте и, поэтому, не отказался дать несколько уроков молодой очаровательной девушке, причем бесплатно. В качестве символической платы Джульетта преподнесла учителю несколько собственноручно вышитых мужских рубашек. Бетховен был тронут до глубины души.

Он уже чувствовал, как в его сердце воспламеняется искра любви к своей ученице.

Однако это абсолютно не повлияло на оценку ее музыкальных способностей. Когда маэстро был недоволен ее игрой, он швырял ноты на пол, неистово кричал, демонстративно отворачиваясь от девушки, а та покорно молчала, собирая нотные тетради с пола. А потом он искренне раскаивался, писал Джульетте любовные письма, просил прощения.

Он был почти счастлив, ему казалось, что она его тоже любит… На пике своих чувств, Бетховен приступил к созданию новой сонаты, которую решил посвятить Джульетте Гвиччарди. Впоследствии мир узнает ее под названием «Лунной». И что интересно, начинал он ее в состоянии великой любви, восторга и надежды.

А вот заканчивал свой шедевр Бетховен в гневе, ярости и сильнейшей обиде.

Ветреная девушка, которой, по всей видимости, довольно быстро надоел непростой характер её учителя и возлюбленного, а также начала раздражать его глухота и обезображенное оспой лицо, завела роман с 18-летним графом Робертом фон Галленбергом, который также увлекался музыкой и сочинял весьма посредственные музыкальные пьески. В последнем, прощальном, письме к Бетховену Джульетта написала: «Я ухожу от гения, который уже победил, к гению, который ещё борется за признание. Я хочу быть его ангелом-хранителем!»

Дальнейшая история была весьма предсказуемой: она вышла замуж за Галленберга и уехала в Италию, и там продолжала жить весело и беззаботно, пока не встретилась с князем Пюклер-Мускау. Между ними завязался долгий и мучительный роман.

Этот циничный альфонс тянул из Джульетты деньги, а когда финансовые дела ее мужа пошли на спад, бросил ее… Спустя 20 лет жизнь забросила Джульетту снова в Вену, и она, случайно встретившись с маэстро, бросилась к нему с просьбой: «Людвиг, во имя нашей великой любви, одолжите бедной женщине денег!»

Бетховен, хотя и не был скупым и готов был отдать нуждающемуся последнюю монету, категорически ей отказал. Когда-то Джульетта ранила его слишком сильно, и обида по-прежнему жгла его душу.

Кто была «бессмертно возлюбленной» гения

Однако гению еще не раз довелось быть униженным женщинами… Он так никогда и не женился, хотя сватался неоднократно — в частности, к певице Элизабет Рёккель и пианистке Терезе Мальфатти. Ему даже завести роман было весьма сложно.

Так однажды одна молодая певица венской оперы на предложение встретиться с ним насмешливо ответила, что «композитор настолько безобразен во внешнем виде, да к тому же кажется ей слишком уж странным», что встречаться с ним она не намерена.

Чего греха таить, Бетховен действительно разительно отличался своим внешним видом среди кавалеров того времени. Его почти всегда видели небрежно одетым, неопрятным и с копной непричёсанных волос на голове.

А когда композитор умер, в самом дальнем углу его письменного стола нашли длинное письмо на десяти страницах «к бессмертной возлюбленной» вместе с миниатюрными портретами Джульетты Гвиччарди и графини Эрдеди.

О том, кем была неведомая героиня знаменитого письма до сих пор среди искусствоведов ведутся споры. Некоторые склонны утверждать, что это Антония Брентано, иные — Тереза Брунсвик, с которой маэстро долгие годы дружил.

Этот список продолжают: Джульетта Гвиччарди, Беттина Брентано,
Жозефина Брунсвик, Анна-Мария Эрдёди и даже невестка Бетховена, жена его брата Каспара-Карла, Иоганна.

Однако истинная личность женщины, которой адресовано это письмо, остается неизвестной и по сей день. Это осталось величайшей загадкой, которую гений унес с собой в могилу.

Осенью 1826 года Бетховен слег. Длительное лечение и три сложнейшие операции прошли безрезультатно. А через полгода великий гений музыки Людвиг ван Бетховен скончался. Перед погребением было произведено вскрытие тела гения и черепа, в том числе, дабы выяснить истинную причину глухоты композитора.

На удивление специалистов, никаких патологий в ушной области выявлено не было. Парадоксально, но факт…. А что касается болезни, приведшей Бетховена к смерти, анализ показал переизбыток в его организме свинца.

Лечащий доктор, сам не ведая того, часто назначал своему пациенту примочки, в которых содержался злополучный элемент.

Вот такой печальный конец гениального музыканта.

В продолжение темы о любовных перипетиях известных композиторов прошлого читайте: Портрет, разрезанный пополам, или Что разделило Шопена и Жорж Санд.

Какая трагедия стояла за «Лунной сонатой» Бетховена

Бетховен письмо к бессмертной возлюбленной

Людвиг ван Бетховен вкладывал в свое произведение боль собственного разбитого сердца и горечь от предательства холодной кокетки Джульетты Гвиччарди

Чарующие звуки всем известной «Лунной сонаты» скрывают в себе страдания и боль от неразделенной любви. Ведь только страдающий человек способен на истинное вдохновение, только душевная боль становится источником гениальных произведений. «Лунная соната» вот уже не одну сотню лет тревожит наши сердца, заставляя плакать и вспоминать самое заветное.

Начинающий музыкант

Заниматься музыкой Бетховен начал в четыре года — по настоянию отца, авторитарного, деспотичного и жесткого человека. Уже в восемь Людвиг давал концерты. А когда ему исполнилось 17, он решил осуществить свою мечту — уехать из родного Бонна в Вену, эту столицу музыкантов.

Нелюдимый и угрюмый юноша казался окружающим невоспитанным и грубым. На самом же деле Бетховен всегда отличался тонкостью чувств и ранимостью, только старался прятать свою настоящую натуру глубоко в душе, опасаясь насмешек и разочарований.

Он всегда мечтал встретиться со своим кумиром — Вольфгангом Амадеем Моцартом, высоко ценя его талант.

Неизвестно, были ли знакомы лично эти два великих музыканта, достоверно лишь одно: Моцарт советовал современникам обратить внимание на Бетховена, пророча ему большое будущее.

В 1795 году 25-летний Бетховен впервые выступил в Вене с собственным фортепианным концертом — и получил горячие аплодисменты. С того дня началось его победное восхождение на музыкальный Олимп.

Вероятно, последний прижизненный портрет Моцарта. Художник – И.Д. Эдлингер.

Глухой музыкант

Однако уже спустя год талантливый композитор начинает быстро терять слух. Трудно представить себе, какой трагедией стало это для человека, влюбленного в музыку. Несмотря на все сложности — ведь от него с каждым днем все больше, по его собственному выражению, «ускользал мир», теряя звуки, – Бетховен упорно продолжал работать, создавая все новые музыкальные произведения.

Девятая симфония – «Ода к радости» – произвела фурор среди зрителей, однако сам Бетховен к тому моменту не мог услышать даже грома оваций, которыми одарили его восторженные поклонники: ему пришлось обернуться к залу, чтобы увидеть восхищенные лица и понять, что к нему пришел настоящий успех.

Слух, между тем, становился все слабее. Бетховен продолжал сочинять музыку, но вот давать концерты ему становилось все труднее, и скоро он прекращает эту деятельность. Ему пришлось бы совсем плохо — и в материальном плане в том числе, – но выручали частные уроки, которые он давал начинающим музыкантам.

Влюбленный музыкант

Кадр из фильма Бернарда Роуза «Бессмертная возлюбленная», 1994 г.

И однажды 30-летнего Бетховена настигла любовь. Он не устоял перед чарами юной 16-летней ученицы.

Джульетта Гвиччарди принадлежала к аристократическому роду — в отличие от Бетховена. Однако ни разница в положении, ни разница в возрасте, ни другие препятствия не охладили пыл гения.

Бетховен восторженно писал о своей любви друзьям, уверенный в том, что его чувства взаимны.

Девушка же просто кокетничала с известным композитором, ей льстило внимание такого знаменитого и талантливого поклонника, ее не смущали даже приступы гнева маэстро, во время которых он, раздраженный неважными успехами ученицы, мог швырнуть на пол тетради с нотами.

Наивный как дитя Бетховен надеялся жениться на прелестной Джульетте. Он мечтал о том, как будет давать больше уроков, заработает много денег и тогда… Пустая, легкомысленная девушка, не задумываясь, подавала ему некоторые надежды.

В качестве платы за уроки юная аристократка придумала дарить маэстро собственноручно вышитые рубашки: ведь денег он с нее не брал. А однажды Джульетта кокетливо попросила написать для нее сонату. Бетховен с жаром принялся за работу.

В то же время он часто писал письма своей возлюбленной, называя ее ангелом, уверяя в вечности своих чувств и умоляя о взаимности.

Кадр из фильма «Бессмертная возлюбленная»

Казалось, Джульетта не собиралась его отталкивать. Во всяком случае, девушка не отказалась от приглашения композитора провести лето вместе с ним в Венгрии, в имении Брунсвиков. Они подолгу гуляли в саду, сидели в беседке и вели романтические разговоры.

Однако скоро идиллия закончилась. Ветреная аристократка отдала предпочтение равному по положению — богатому графу Роберту фон Галленбергу. Граф тоже музицировал и даже сам сочинял музыкальные произведения. Джульетта находила их гениальными и не стеснялась говорить об этом Бетховену.

Взбешенный композитор, видя все ничтожество опусов графа и коварство неверной возлюбленной, невероятно страдал, сознавая собственное бессилие. В гневе Бетховен запретил Джульетте приходить к нему.

Скоро он получил от нее письмо: Джульетта в очередной раз называла Галленберга гением и выражала свое намерение стать его ангелом-хранителем.

Джульетта Гвиччарди.

Выйдя замуж за графа, Джульетта уехала с ним в Италию, где, по свидетельствам современников, вела далеко не праведную жизнь — увлекалась светскими повесами, мало обращая внимания на мужа и детей.

Деньги вскоре были промотаны, и в Вену супруги вернулись обедневшими. У Джульетты хватило наглости явиться к Бетховену, чтобы просить у него материальной помощи в память об их былых отношениях.

Композитор холодно выслушал ее мольбы и дал денег, никак не выразив своих чувств.

И все же он любил Джульетту до последних своих дней.

Увлекаясь другими женщинами, продолжая искать свою музу, надеясь на взаимные чувства и счастье, он, тем не менее, носил в своем сердце образ прелестной Джульетты, выразив всю свою любовь, боль и нежность в трагических и прекрасных звуках «Лунной сонаты». После смерти маэстро в его бумагах нашли последнее письмо, надписанное «Бессмертной возлюбленной». «Моя жизнь, мое все…», «Какая тоска, какие слезы…», «глубокая печаль…».

Интересная история   Людвиг ван Бетховен   музыка

Безответная любовь Людвига ван Бетховена: Женщины в судьбе гения

Бетховен письмо к бессмертной возлюбленной

Говорят, что чувство истинного вдохновения ведомо лишь тем, кто постиг цену истинному страданию. А страданий в жизни Людвига ван Бетховена было предостаточно.

Не оттого ли его музыка так божественна и пронизана таким испепеляющим накалом страсти и мощью, что, слушая ее, внутри происходит, что-то невероятное.

Увы, композитору за всю его жизнь не удалось испытать взаимную настоящую любовь, но живя надеждой и мечтами о таковой, он создавал потрясающие произведения, буквально пронизанные глубоким чувством одинокого сердца.

Слушая и наслаждаясь «Лунной» сонатой гениального композитора, мало кто задумывается при этом, какая личная драма стоит за каждой нотой, за каждым тактом этого знаменитого произведения. Он всю жизнь грезил любовью, лелея мысль о женщине, которая станет его Музой, его судьбой и матерью его детей. Но, увы, не сложилось.

Невзирая на то, что Бетховен постоянно жил в состоянии влюбленности, к сожалению, он с тем же постоянством выбирал не тех женщин.

Это были то знатная аристократка, жениться на которой Бетховену не позволял статус, то замужняя женщина, а то привередливая самолюбивая певица.

Но чаще всего Бетховен влюблялся в своих юных учениц, которые мимолетом увлекались маэстро и упорхали от него как бабочки к другим.

Джульетта Гвиччарди: любовь гения и кокетки

Портрет в миниатюре Джульетты Гвиччарди.

Однако всё неожиданно поменялось в его жизни, когда в нее вошла она, 17-летняя аристократка итальянского происхождения Джульетта Гвиччарди, приехавшая в Вену из провинции. Девушка, мечтая стать пианисткой, искала себе достойного учителя, а лучше, нежели Бетховен, было не найти.

И нужно сказать, что при всей своей строгости Бетховен был неравнодушен к женской красоте и, поэтому, не отказался дать несколько уроков молодой очаровательной девушке, причем бесплатно. В качестве символической платы Джульетта преподнесла учителю несколько собственноручно вышитых мужских рубашек. Бетховен был тронут до глубины души.

Он уже чувствовал, как в его сердце воспламеняется искра любви к своей ученице.

Джульетта Гвиччарди

Однако это абсолютно не повлияло на оценку ее музыкальных способностей. Когда маэстро был недоволен ее игрой, он швырял ноты на пол, неистово кричал, демонстративно отворачиваясь от девушки, а та покорно молчала, собирая нотные тетради с пола. А потом он искренне раскаивался, писал Джульетте любовные письма, просил прощения.

Он был почти счастлив, ему казалось, что она его тоже любит… На пике своих чувств, Бетховен приступил к созданию новой сонаты, которую решил посвятить Джульетте Гвиччарди. Впоследствии мир узнает ее под названием «Лунной». И что интересно, начинал он ее в состоянии великой любви, восторга и надежды.

А вот заканчивал свой шедевр Бетховен в гневе, ярости и сильнейшей обиде.

Ветреная девушка, которой, по всей видимости, довольно быстро надоел непростой характер её учителя и возлюбленного, а также начала раздражать его глухота и обезображенное оспой лицо, завела роман с 18-летним графом Робертом фон Галленбергом, который также увлекался музыкой и сочинял весьма посредственные музыкальные пьески. В последнем, прощальном, письме к Бетховену Джульетта написала: “Я ухожу от гения, который уже победил, к гению, который ещё борется за признание. Я хочу быть его ангелом-хранителем!”

Джульетта Гвиччарди. / Людвиг ван Бетховен.

Дальнейшая история была весьма предсказуемой: она вышла замуж за Галленберга и уехала в Италию, и там продолжала жить весело и беззаботно, пока не встретилась с князем Пюклер-Мускау. Между ними завязался долгий и мучительный роман.

Этот циничный альфонс тянул из Джульетты деньги, а когда финансовые дела ее мужа пошли на спад, бросил ее… Спустя 20 лет жизнь забросила Джульетту снова в Вену, и она, случайно встретившись с маэстро, бросилась к нему с просьбой: “Людвиг, во имя нашей великой любви, одолжите бедной женщине денег!”

Бетховен, хотя и не был скупым и готов был отдать нуждающемуся последнюю монету, категорически ей отказал. Когда-то Джульетта ранила его слишком сильно, и обида по-прежнему жгла его душу.
Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.